ВЕРОИСПОВЕДАЛЬНАЯ СИМВОЛИКА ПЕРЕЖИВАНИЯ СМЕРТИ И ОБРЯДА ПОГРЕБЕНИЯ В РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЕ

  • В. Ю. Даренский Луганский государственный педагогический университет
Ключевые слова: визуальное, русская культура, религиозная символика, смерть, погребение, преображение, панихида

Аннотация

В статье на разнообразном культурном материале рассматривается важный визуальный аспект русской культуры, в котором ярко выразился русский религиозный характер, воспитанный Православием. В современную эпоху секуляризации он во многом сохраняется и продолжает определять мироощущение людей. Рассмотрены суждения митрополита Антония Сурожского об отличиях православного и западного восприятия смерти и умерших людей. Особое русское переживание смерти и обряда погребения показано на примерах рассказов И. Бунина «Преображение» и Г. Газданова «Панихида». Смерть здесь понимается как начало воскресения – как новое рождение человека в вечность, а не как всего лишь конец земной жизни, что более характерно для западного сознания. Преображение души героя, случившееся при чтении Псалтыри над умершей матерью, превращается в космогонический процесс преображения всей жизни и всего бытия – явленный прообраз того преображения, которое будет после конца мира сего. Оно может переживаться как реальный факт душевной и духовной жизни человека только в этой ситуации непосредственной близости с умершим человеком. Панихида как «кратковременное вторжение вечности» – это «формула» русского понимания смерти. Отторжение мёртвых, страх и отвращение перед ними, характерные для западной ментальности, привели к появлению в культуре образа вампира – олицетворения мёртвого человека как такового. Если предельным символом умершего человека в Православии являются нетленные мощи, то для западной культуры таким предельным символом стал вампир. Кроме того, приукрашивание умерших, чтобы они выглядели «как живые», очень характерно для западного человека, поскольку он не хочет видеть смерть, а хочет лишь сохранить память о человеке в этом мире. Однако на высоте поэтического вдохновения и глубочайшей душевной скорби в западном человеке пробуждается переживание смерти, очень близкое человеку православному, – смерти как пасхального таинства вступления в вечную жизнь и чаяния будущего телесного воскресения, исповедуемого в «Символе веры». Понимание смерти, заложенное в «коде» русской культуры, проявляется и тогда, когда автор далёк и от национального менталитета, и от православной веры, – поскольку этот «код» столь силён, что подчиняет себе автора через язык самой культурной традиции.

Биография автора

В. Ю. Даренский, Луганский государственный педагогический университет

DOI: https://doi.org/10.34680/vistheo-2021-1-41-59

В. Ю. Даренский
Луганский государственный педагогический университет, Украина
darenskiy1972@rambler.ru
ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2042-5527

Аннотация
В статье на разнообразном культурном материале рассматривается важный визуальный аспект русской культуры, в котором ярко выразился русский религиозный характер, воспитанный Православием. В современную эпоху секуляризации он во многом сохраняется и продолжает определять мироощущение людей. Рассмотрены суждения митрополита Антония Сурожского об отличиях православного и западного восприятия смерти и умерших людей. Особое русское переживание смерти и обряда погребения показано на примерах рассказов И. Бунина «Преображение» и Г. Газданова «Панихида». Смерть здесь понимается как начало воскресения – как новое рождение человека в вечность, а не как всего лишь конец земной жизни, что более характерно для западного сознания. Преображение души героя, случившееся при чтении Псалтыри над умершей матерью, превращается в космогонический процесс преображения всей жизни и всего бытия – явленный прообраз того преображения, которое будет после конца мира сего. Оно может переживаться как реальный факт душевной и духовной жизни человека только в этой ситуации непосредственной близости с умершим человеком. Панихида как «кратковременное вторжение вечности» – это «формула» русского понимания смерти. Отторжение мёртвых, страх и отвращение перед ними, характерные для западной ментальности, привели к появлению в культуре образа вампира – олицетворения мёртвого человека как такового. Если предельным символом умершего человека в Православии являются нетленные мощи, то для западной культуры таким предельным символом стал вампир. Кроме того, приукрашивание умерших, чтобы они выглядели «как живые», очень характерно для западного человека, поскольку он не хочет видеть смерть, а хочет лишь сохранить память о человеке в этом мире. Однако на высоте поэтического вдохновения и глубочайшей душевной скорби в западном человеке пробуждается переживание смерти, очень близкое человеку православному, – смерти как пасхального таинства вступления в вечную жизнь и чаяния будущего телесного воскресения, исповедуемого в «Символе веры». Понимание смерти, заложенное в «коде» русской культуры, проявляется и тогда, когда автор далёк и от национального менталитета, и от православной веры, – поскольку этот «код» столь силён, что подчиняет себе автора через язык самой культурной традиции.

Ключевые слова: визуальное, русская культура, религиозная символика, смерть, погребение, преображение, панихида

Библиография

Адамович 2005 – Адамович Г. Полное собрание стихотворений. Санкт-Петербург, 2005.

Антоний 2002 – Антоний, митрополит Сурожский. Труды. Книга первая. Москва, 2002.

Антонов 2007 – Антонов С. А. Тонкая красная линия. Заметки о вампирической парадигме в западной литературе и культуре // «Гость Дракулы» и другие истории о вампирах. Санкт-Петербург, 2007. С. 5–86.

Баратынский 1989 – Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений. Ленинград, 1989.

Бродский 2001 – Бродский И. Сочинения. Том I. Санкт-Петербург, 2001.

Булгаков 1996 – Булгаков С. Н. Софиология смерти // Булгаков С. Н. Тихие думы. Москва, 1996. С. 273–306.

Бунин 2006 – Бунин И. А. Преображение // Бунин И. А. Полное собрание сочинений в 13 томах. Том 4. Москва, 2006. С. 199–202.

Вересаев 1961 – Вересаев В. В. Из книги «Записи для себя» // Вересаев В. В. Собрание сочинений. В 5 томах. Том 5. Москва, 1961. С. 472–527.

Вовенарг 1988 – Вовенарг Л. де Клопье. Размышления и Максимы. Ленинград, 1988.

Газданов 2009 – Газданов Г. Панихида // Газданов Г. Собрание сочинений в 5 томах. Том 3. Москва, 2009. С. 528–538.

Державин 1851 – Державин Г. Р. Сочинения. Том первый. Санкт-Петербург, 1851.

Карсавин 1992 – Карсавин Л. П. Поэма о смерти // Карсавин Л. П. Религиозно-философские сочинения. Том 1. Москва, 1992. С. 235–305.

Карсавин 1994 – Карсавин Л. П. О началах // Символ. 1994. № 31. С. 177–350.

Коути, Харса 2012 – Коути Е., Харса Н. Суеверия викторианской Англии. Москва, 2012.

Победоносцев 2011 – Победоносцев К. П. Государство и Церковь. Том II. Москва, 2011.

Проскурина 2016 – Проскурина Е. Н. Художественная философия смерти в новеллистике Г. Газданова // Сибирский филологический журнал. 2016. № 2. С. 72–82.

Симеон 1994 – Симеон Полоцкий. Вертоград многоцветный. Псалтырь рифмотворная // Памятники литературы Древней Руси. XVII век. Книга третья. Москва, 1994. С. 55–186.

Терешкина 2014 – Терешкина Д. Б. «Егда душа от тѣла нуждею разлучается, ужасна тайна всѣмъ и страшна» (Смерть в синодике Новоезерского монастыря) // Древняя Русь: во времени, в личностях, в идеях. 2014. № 1. С. 143–153.

Флобер 1989 – Флобер Г. Госпожа Бовари. Повести. Лексикон прописных истин / Пер. с фр. Москва, 1989.

Сведения об авторе

Виталий Юрьевич Даренский
доктор философских наук, профессор кафедры философии.
Луганский государственный педагогический университет.
Ул. Оборонная 2, Луганск, Украина, 91011
E-mail: darenskiy1972@rambler.ru

Для цитирования:
Даренский В. Ю. Вероисповедальная символика переживания смерти и обряда погребения в русской православной культуре // Визуальная теология. 2021. № 1 (4). С. 41–59.
https://doi.org/10.34680/vistheo-2021-1-41-59

Опубликован
2021-06-28
Раздел
Статьи